Поздняя поэзия Анны Ахматовой — отображение трагедии времени

В литературу молодая Ахматова вошла как интимно психологический поэт, который может не просто рассказать о наисокровеннейшем, но и дать возможность читателю пережить вместе с ней эти чувства. Поздняя поэзия поэтессы хранит эту черту, но наполняется новым содержанием, осознанием тесной связи своей судьбы с судьбой народа, своей ответственности перед историей и культурой за все, что происходит в стране. Это видно в поэме «Реквием».

По жанру поэму можно определить как лиро-эпическую, потому что в ней личная трагедия осознается

как трагедия всенародная, а всенародная — как личная.

Части поэмы были написаны в течение 1935—1940 годов под воздействием страшных событий личной жизни: арест мужа, потом сына. Но очевидно, что сложилась поэма как целостное произведение намного позже. Об этом свидетельствует и эпиграф, датированный 1961 годом:

Нет, и не под чуждым небосводом, И не под защитой чуждых крыл, – Я была тогда с моим народом, Там, где мой народ, к несчастью, был. Этот эпиграф раскрывает глубокое осознание связи своей судьбы с народной, как через годы личное отступало перед трагедией истории. Название поэмы «Реквием 1935—1940» воспринимается

не как жалобная мелодия в память об отдельных людях, а как реквием всем тем страшным годам истории. Не случайная и часть поэмы «Вместо предисловия», датированная апрелем в 1957 г., именно с этого времени начинается «оттепель», отказ руководства страны от крайних проявлений тоталитаризма. На вопрос одной женщины в очереди около тюрьмы, сможет ли Ахматова описать «это», поэтесса отвечает: «Могу». Читатель воспринимает этот ответ в контексте своей предыдущей информации: теперь, в 1957 году, «могу» рассказать не только о себе, но и о народе, который выстрадал, выстоял, победил эти годы. Части поэмы «Посвящение» и «Вступление» создают не только эмоциональное настроение для восприятия текста поэмы. Они создают картину всенародного страдания. Поэтесса избегает личного местоимения «я», зато выходит «мы»:

Звезды смерти стояли над нами

И безвинная корчилась Русь

Под кровавыми сапогами

И под шинами черных марусь.

Дальше с первой до десятой части перед читателем появляется трагедия Человека, Женщины, Матери, которую поэтесса раскрывает через собственную, личную. Множество поражающих деталей, оттенков чувства потери близких принуждают читателя пережить вместе с героиней эти страшные события. Части поэмы создавались именно в эти ужасные годы — 1935—1940. Возможно, именно стихотворения и помогли поэтессе выстоять, давали надежду, потому что стихотворения эти раскрывают безграничное одиночество героини.

В последней, десятой части поэмы возникает образ Богоматери, обид вечного материнского страдания. Этот образ не возникает врасплох. Тема безвинно казненных, засужденных является сквозной: «На губах твоих холод иконки» (ч. И), «И звон кадильный, и следы куда-то в никуда» (ч. V), «О твоем кресте высоком и о смерти говорят» (ч. VI).

Образ Богоматери, эпиграф к последней части предоставляют поэме не только широкое обобщение. Они наполняют поэму новым содержанием.

Ее пятнадцать лет не печатали, арестовали мужа и сына, она должна была сломаться, но не только не сломалась, но вопреки собственной судьбе верила в победу добра, в торжество справедливости.

Жизнь и творчество А. Ахматовой — пример большого мужества поэта, на судьбу которого выпало страшное время. Поэма «Реквием» — яркий этому доказательство. Всю жизнь Ахматова чувствовала себя поэтом, призванным рассказать потомкам о трагической судьбе своего народа. Свой поэтический долг А. Ахматова выполнила.



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Рекомендуется к прочтению:


Поздняя поэзия Анны Ахматовой — отображение трагедии времени