Постижение духовной природы человека

(по произведениям В. Белова, В. Астафьева, Б. Можаева)

Литература второй половины ХХ века разнотемна, разностильна. Но ясно чувствуется общее стремление писателей проникнуть в духовную природу человека. Сейчас, когда так остро поставлена проблема отчуждения человека от мира, разрушения духовных основ, картина жизни, воссозданная Василием Беловым, имеет не только историко-познавательную, а философско-этическую ценность. Большинство героев его произведений «Год великого перелома», «Кануны» прочными узами связаны между

собой, с землей, Создателем. Религиозное чувство крестьян несет в себе едва ли осознанное, скорее, интуитивное поклонение правде, красоте, любви. Когда читаешь о том, как мужики и бабы радуются открывшемуся их глазам небесному благолепию или рождению детей, человеческой любви, лучше понимаешь откровения Евангелия.

Вера в Бога наиболее, может быть, явственно проявляется у тех персонажей Белова, кто поддался соблазнам атеистического времени. Председатель распавшегося колхоза Дмитрий Куземкин лезет на церковь, чтобы привязать к кресту красную тряпку к первомайскому празднику, и на куполе его охватывает ужас.

Когда Куземкин привязал флаг, он хотел «победно и торжественно заорать», но «застрял крик, когда Митя снова взглянул на крест». Когда позже его снова подстерегает опасность падения, коснеющий язык шепчет привычное «Господи, спаси!».

Трагический накал в романе «Год великого перелома» вызван преступным, целенаправленным уничтожением властью русской духовной культуры. По сравнению с «Канунами» в «Годе великого перелома» кровожадная практика вдохновителей и осуществителей коллективизации развивается с космической быстротой и катастрофическими результатами.

В последних главах романа раскрываются причины трагической судьбы России. Здесь обнаружена темная подоплека ХVI съезда ВКП(б), политика Сталина и его приближенных в стране, где «тысячиям и траншей были уже вырыты и заполнены телами безвинных страдальцев без церковного пения, без ладана, без всего, чем могила крепка». Во власти палачей оказались десятки тысяч людей. Белов сделал вклад в развитие русской литературы второй половины ХХ века, открыв органичное сочетание многообразных начал художественного творчества — постижение сельской жизни и сущности мира и человеческой индивидуальности, духовных противоречий и гармонии.

Современных писателей привлекает русская история ХХ века. В 1992 году вышел роман В. П. Астафьева «Прокляты и убиты», посвященный войне. Тема эта не была для него новой. Еще в 60-е — начале 70-х годов писатель создал лиро-эпические, утонченно психологические повести «Звездопад», «Пастух и пастушка». Новое произведение, по сравнению с ними, — совершенно особый тип прозы. «Век за веком, склонившись над землей, хлебороб вел свою борозду, думая свою думу о земле, о Боге, тем временем воспрянул на земле стыда не ведающий дармоед, рядясь в рыцарские доспехи, в религиозные сутаны, в мундиры гвардейцев, в шеломы конфедератов, в кожаные куртки комиссаров, прикрываясь то крестом, то дьявольским знаком, дармоед ловчился отнять у крестьянина главное его достояние — хлеб». Всю историю человечества и, конечно, России объясняет писатель в этих строках. Авторский монолог соединяет в себе мучительную боль о разорении земли русской, в чем повинна была революция, с трепетным чувством любви к труженикам и ненавистью к тем, кто разрушил у пахаря «уважение к хлебному полю».

В. Астафьев со всей мощью своего таланта изобразил физические и нравственные страдания новобранцев, тягостно пережитые им самим в армии в военные годы. В произведении изображены голод, холод, страшные болезни, грязь, вонь казарм и бараков. Писатель точно, остроумно и язвительно изображает послереволюционное общество, которое «сбилось с ориентира и с тропы, где назначено ходить существу с человеческим обликом, сокращая путь, свернуло туда, где паслась скотина». Но ведь жизнь отдельного человека и всего народа не исчерпывается социальной стихией. В эти узкие рамки невозможно уложить все грани и формы бытия, которые определяются самой природой человека, его вечным предназначением в мире, исторической «памятью», национальными традициями. Еще более сложная, всечеловеческая сфера бытия — любовь, семья — предстает в романе не менее исковерканной, «пустой» изнутри. Повествование строится на событиях, связанных с формированием полка. По их ходу выдвигается на первый план то одна, то другая фигура.

Название «Прокляты и убиты» расшифровано в восклицании совестливого, набожного Коли Гындина, вырвавшегося после расстрела братьев Снегиревых: «Бога!…Бога!… Он покарат! Покарат!.. В геенну!.. Прокляты и убиты… Прокляты и убиты! Все, все — э…». В романе все человеческие души, имевшие несчастье сформироваться в жестокую эпоху революции и советской власти, «прокляты и убиты». По мнению писателя, для нравственно-эстетического роста личности «понадобится нахлебаться досыта грязи», то есть столкновение со злом должно привести к душевному подъему. Такого пробуждения в произведении нет.

Талант В. Астафьева ярок, оригинален. Роман «Прокляты и убиты» тоже очень выразителен. Его «ослабляют» шаткие философские построения, «подсказанные», к сожалению, недоверием к людям, нежеланием поглубже заглянуть в их сердца. Мне кажется, что очень важно восстановить духовную атмосферу на каждом историческом этапе нашего века. С новых позиций взглянуть на прошлое. В этом направлении идут некоторые писатели наших дней. Среди них — Б. Можаев, автор более чем 50-ти книг, а также многих сценариев, рассказов, публицистических произведений. Всеобщее признание получила его остроконфликтная, полная юмора повесть «Из жизни Федора Кузькина» (1966, в последующих изданиях — «Живой»). Широко известен роман Б. Можаева «Мужики и бабы» (1976). В 1993 году опубликована первая книга романа «Изгой».

Главный герой романа «Изгой» Сергей Бородин. Путем напряженных раздумий о трагедии деревни 30-х годов он приходит к убеждению: «Все видели и все понимали мужики… И понимали, чем это кончится». Иначе он и не мог расценить прошлое, поскольку ясно помнил речи и поведение своего отца и многих других, суровых и непреклонных. И спустя годы, уже в послевоенное время, определил изначальный источник их силы: «Значит, тот, кто создавал род людской, вложил в наше создание идею жизни, а не гибели: идея жизни, идея борьбы против зла за весь род людской независимо от нас правит нами».

Две эпохи в истории России — 30-е годы и конец 50-х — сопоставлены в сознании Сергея Бородина. При всем различии они составляют единый процесс — уничтожение естественных и плодотворных форм сельского хозяйства, разложение духовных основ жизни, изоляция волевой, активной, мыслящей части населения. Отец и сын одинаково честно и отважно сопротивлялись этой преступной практике: старший, крестьянин, не поддавался порочным мероприятиям на селе, разоблачая политику перед начальством; младший был не менее откровенен и хотел в своих очерках, пьесах и выступлениях высказать наболевшую правду. Поэтому оба стали пасынками советской России. Среди друзей Сергея есть те, кто разделяет его взгляды. Но избранный ими путь упирается в «стену» партийного и советского аппарата, многочисленных его приспешников, давно занявших «хлебные» должности. Закрываются перед Сергеем двери театра, где должна была идти его пьеса, а также газеты, радио. Он вынужден уехать из Приморска. В последнюю ночь в этом городе к нему во сне приходит отец. На сомнение сына — «жертвой ничего не добьешься» — он отвечает: «Нет, жертва была не напрасной. Она делает людей зрячими. Только нелюди остаются слепыми и глухими ». Итоги первого печального этапа деятельности подведены. Герой романа преодолевает собственную слабость.

Бородин вовсе не скучный моралист, отдавшийся целиком сухим рассуждениям. Он красив, весел, любим друзьями, нравится женщинам и питает к ним тоже большой интерес. Образ его жизни современен. Думается, автор специально широко развернул любовную сюжетную линию в «Изгое»: от первых мимолетных увлечений героя к пылкой страсти, затем к поэтической влюбленности. Все это, очень важное для любой судьбы, в истории Сергея Бородина играет особую роль. Сначала интуитивно, затем осмысленно он хочет такого же полного счастья, какое было у его родителей. Мне кажется, главным здесь было авторское раздумье о гармоничном, естественном чувстве — редком даре жизни. Именно с этой стороны неизмеримо более скромный, тихий союз старших Бородиных и становится для сына образцом. Осмысленное и нелегкое существование многодетной семьи дает понять: здесь истоки редкой нравственности, духовной народной культуры. О ее возрождении после разрушительных лет революции, коллективизации, военных и послевоенных испытаний мечтают писатель и его герой. Роман Б. Можаева, как и все другие его произведения, дает надежду на возвращение утраченного в трагических потрясениях нашего века. Таким образом, русских писателей второй половины ХХ века интересовало и волновало взаимоотношение человека и общества, человека и истории. Они показали формирование человеческой личности и сознания человека на фоне исторических событий ХХ века. В своем творчестве русские писатели показали, насколько губительно влияет на человека тоталитарная система, под вилянием которой разрушаются духовные ценности в обществе.

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 votes, average: 5.00 out of 5)

Рекомендуется к прочтению:



Постижение духовной природы человека