Home » Сочинения по современной литературе » Твардовский Александр » Мы с тобой в неоплатном долгу (Анализ стихотворения А. Т. Твардовского «Перед войной, как будто в знак беды…»)

Мы с тобой в неоплатном долгу (Анализ стихотворения А. Т. Твардовского «Перед войной, как будто в знак беды…»)

Наверное, нет ничего страшнее на свете, чем творение рук человеческих. Самое страшное порождение – это война. В борьбе за власть, за призрачное желание владеть большим погибли миллионы людей. Истории известно много войн, длившихся десятками лет, но ни одна не была такой кровопролитной и жестокой, как Великая Отечественная. Тот, кому удалось выжить в этой страшной мясорубке, уже никогда ее не забудет.

Александр Трифонович Твардовский сам узнал все тяготы боевых действий. Его оружием были не только автомат, но и слово. Твардовский был военным

корреспондентом, поэтому часто оказывался на передовой, в самой гуще событий. Он видел все: смерть, отчаяние, боль, жестокость, храбрость, самопожертвование. Из-под пера сами собой появлялись строки, поддерживающие дух солдата, помогающие выжить в тяжелое время. Война закончилась, но раны остались навсегда. Теме невозвращения с войны посвящено стихотворение «Перед войной, как будто в знак беды…», написанное в 1945 г.

Почти эпическое описание весенних садов, возвращает нас в довоенную весну, когда «Морозами неслыханной суровости / Пожгло и уничтожило сады». Автор говорит, что это было как предзнаменование,

«знак беды». В мировой литературе часто используется этот прием. Вестниками плохих вестей выступают вороны, волки, природные стихии: например, затмение в «Слове о полку Игореве». У Твардовского – это небывалые морозы. Эти последствия суровой зимы означают, что сад не даст урожай, год будет голодным. Гиперболизация размеров предстоящего бедствия создается за счет наложения событий войны и морозов. Автор усиливает впечатление, подчеркивая «Чтоб легче не была, явившись в новости». Возникает парадокс: разве война может быть легкой?

Неизбежность и неотвратимость предназначенного раскрывается через глаголы в форме среднего рода «пожгло и уничтожило». Как будто это не конкретные морозы сделали, а некое абстрактное «оно». Тем самым появляется образ нависшего зла. Для создания особого стилистического эффекта используется оксюморон «пожгло морозами», две противоположные стихии сошлись в одном. Именно огонь холода является прототипом огня войны, которым будут уничтожены не только деревья.

Глубокий трагизм ситуации раскрывается через двойное противопоставление: «зеленый – черный» и «весна – зима». Есть и третье. Это подразумевающийся глагол «жить» в противовес «умереть». Весна всегда считалась символом жизни, возрождения, возобновления. Она всегда давала надежду на новый жизненный круг. Теперь эта надежда умерла. После зимы все начнется сначала, но, увы, не для всех. Потери на жизненном пути неизбежны. Только, если в одном случае их можно объяснить старостью и увяданием, то в другом – гибнут самые сильные, самые лучшие. Черные деревья среди зеленой листвы режут автору глаз. Но он говорит о другой боли: «И тяжко было сердцу удрученному / Средь буйной видеть зелени…» Внутренняя боль гораздо страшнее внешней. Как тут не вспомнить «Маленького Принца», который говорил: «Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь».

В третьей строфе происходит дальнейшее нагнетание ситуации. Сравнение коры дерева и бревна усиливает образ смерти. Употребление просторечного эпитета «отхлупшею» как нельзя более точно передает состояние. Звуковое сочетание «хл» порождает эффект нехватки воздуха, как будто кто-то задохнулся. Полная картина смерти достигается за счет употребления эпитетов «мертвенный» и «гибельный». Особый стилистический эффект производит их сочетание со словами «избранные, лучшие». Эпитетом «избранные» в литературе чаще всего характеризуется человек. Благодаря его употреблению само дерево приобретает человеческие черты. Еще больший трагизм ситуации создает наречие «повсеместно». Погибли лучшие из лучших не только в этом саду, это горе вселенского масштаба.

Короткое предложение «Прошла война» по смысловой нагрузке равносильно трем предыдущим строфам. В первых трех описывались ужасы войны через символ погибшего сада. Теперь же не нужны длинные описания. Просто констатация факта. Коротко и отрывисто, на одном дыхании, как и долгожданное слово «победа». Следующее предложение дает развернутую характеристику событий. Ожившие деревья – это новые города и деревни, которые отстраиваются после войны. Живые зеленые ветки – новое молодое поколение. Наконец-то пришла новая весна, и жизнь вернулась в привычную колею. Но последняя строчка стихотворения свидетельствует об обратном: вернуть к жизни погибших людей нельзя

Сочетание анафоры и параллелизма усиливает взаимосвязь образа дерева и человека. Следующее за ними обращение к матери противопоставляет эту взаимосвязь. Если, в случае с деревом, еще возможно его возрождение и воскрешение, то для человека это нереально. Визуально, для большего разграничения этой пропасти, автор отделяет последнюю строку от всего стихотворения. Также меняется и стиль изложения. Если все стихотворение было своего рода повествованием, не имеющего своего адресата, отвлеченным, то последняя строка, это конкретное обращение к матери. Это собирательный образ женщины, чей сын погиб на той войне. Объединенные общим горем, они настолько близки автору, что он обращается к ней на «ты».

Военная тема в творчестве писателя очень многогранна. Если во время войны писались стихотворения



1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (6 votes, average: 4.83 out of 5)
Loading...

Рекомендуется к прочтению:


Мы с тобой в неоплатном долгу (Анализ стихотворения А. Т. Твардовского «Перед войной, как будто в знак беды…»)