Home » Сочинения по русской литературе » Пушкин Александр » Вольнолюбивая лирика Александра Пушкина

Вольнолюбивая лирика Александра Пушкина

Тема «вольности святой» волновала А. С. Пушкина всю его жизнь, она проходит через все его творчество. Вольнолюбивые стихотворения писались им с небольшими перерывами, но достаточно регулярно (ода «Вольность» — 1817, «К Чаадаеву» — 1818, «Свободы сеятель пустынный…» — 1823, «Птичка» — 1823, «Во глубине сибирских руд…» — 1827, «Анчар» — 1828, «Памятник» — 1836). Итак, попытаемся разобраться, чем же в понимании Пушкина является вольность.

В этом отношении программным произведением поэта, как мне кажется, является ода «Вольность». Написана она вскоре после того, как молодой Пушкин приезжает из Царскосельского лицея в Петербург. Василий Львович, его дядя, вводит будущего великого поэта в столичные литературные кружки, где Пушкин знакомится с вольнолюбивыми людьми. Под впечатлением общения с ними в 1817 году молодой поэт пишет свое первое, но очень важное стихотворение, пронизанное свободолюбивыми мотивами.

Написана «Вольность» в традиционной форме оды, однако к концу XVIII — началу XIX века она уже устарела и подобных хвалебных песен почти никто не пишет. Был, правда, придворный одописец граф Хвостов, сочинявший оды едва ли не каждый день (повод-то всегда можно найти), которого Пушкин не любил и на которого написал не одну эпиграмму (упоминание имени графа можно найти и в «Медном всаднике»).

Итак, Пушкин пишет оду. Его новаторство заключается в том, что он восхваляет не царя, не какую-то конкретную личность, а нечто абстрактное — Вольность. Царей же, которых раньше в одах прославляли, поэт выставляет «тиранами», «увенчанными злодеями». Пушкин показывает сцены убийств Людовика XVI и Павла I. На примере этих двух монархов поэт отчетливо дает понять, что и большинство остальных царей — тираны и злодеи. Но, в отличие от злодеев «простых», корона придает царям статус героев, и их злодейства и тирания превращаются в нечто героическое.

Тираны, в понимании Пушкина, — люди, подчиняющие себе других людей, порабощающие их волю. «Самовластительный злодей», «злодей увенчанный», «тиран» — разные имена одного и того же лица — монарха, ставящего себя выше закона. По Пушкину, монарх должен подчиняться закону, лишь тогда наступит Вольность:

…Лишь там над царскою главой

Народов не легло страданье,

Где крепко с Вольностью святой

Законов мощных сочетанье…

Причем Вольность нужна всем, как крестьянам, так и дворянам. Ведь если дворяне лично свободны, то морально они порабощены, ибо каждый шаг их должен быть согласован с придворным этикетом. Кроме того, Вольность требует свободы творчества и вообще духовной свободы. Ведь для творческого человека духовная несвобода страшнее несвободы личной.

Итак, для того чтобы наступила Вольность, необходимо соблюдение Закона. Но что же такое «Закон»?

…Владыки! вам венец и трон

Дает закон — а не природа;

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас Закон…

Это едва ли не главная строфа во всем стихотворении. Она вносит ясность во все воззрения поэта. Да, наследниками становятся благодаря природе: родиться в царской семье — невеликая заслуга. Осознать свою ответственность за народ, за своих подданных, осознать свое избранничество — вот задача монарха. Лишь свершив ряд благодеяний, наследник становится Монархом, наместником Бога на земле. Таким образом, превращение наследника в Монарха происходит только благодаря Закону. И никому: ни народу, ни царю — нельзя проявлять Вероломства, то есть нарушать Закон. Иначе будут происходить все те несчастья, беспорядки, которые описывает Пушкин.

У поэта есть еще немало стихотворений, посвященных теме вольности. Некоторые из них мы здесь еще разберем. В 1818 году Пушкин пишет стихотворение-послание «К Чаадаеву». Это монолог, обращенный к определенному человеку. Стихотворение написано в духе оды «Вольность» и является как бы ее продолжением. В конце послания поэт выражает надежду на то, что рано или поздно Вольность все-таки придет:

…Товарищ, верь, взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!..

В 1823 году Пушкиным были написаны два стихотворения, посвященных все той же теме. Это «Птичка» и «Свободы сеятель пустынный…». В первом поэт утверждает, что высшая ценность — свобода, а высшее счастье — даровать кому-то свободу:

…Я стал доступен утешенью,

За что на Бога мне роптать,

Когда хоть одному творенью

Я мог свободу даровать?

Во втором стихотворении — «Сеятеле…» — Пушкин сравнивает народы со стадами овец, а поэта — с пастырем. Автор говорит, что если людям, как овцам, не нужна свобода, если они не понимают, что это такое, нечего и пытаться давать им ее:

К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь.

Следующим размышлением Пушкина на эту тему стало стихотворение «Во глубине сибирских руд…». Написано оно было в 1827 году, после неудачной попытки декабристского переворота. Уже казнены пятеро заговорщиков (Рылеев, Пестель, Каховский, Бестужев-Рюмин и Муравьев-Апостол), а остальные сосланы в Сибирь. Туда-то и отправляет Пушкин с женой декабриста Трубецкого свое стихотворение (второе название — «Послание в Сибирь»). Поэт уверяет своих сосланных друзей, что борьба велась не напрасно и свою роль в освобождении народа она еще сыграет:

…Храните гордое терпенье,

Не пропадет ваш скорбный труд

И дум высокое стремленье…

Поэт надеется, что:

…Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут.

В 1828 году Пушкиным написано стихотворение «Анчар». Тут автор противопоставляет гармонии, царящей в природе, дисгармонию в человеческом обществе:

…К нему и птица не летит,

И зверь нейдет…

…Но человека человек

Послал к анчару властным взглядом…

Это ли не пример тирании? Налицо явное подчинение одного человека другому, его порабощение. Но самое страшное заключается в том, что и князь, и, главное, слуга считают такое положение вещей вполне естественным. Князь посылает своего раба к анчару, то есть на верную смерть, но «тот послушно в путь потек и к утру возвратился с ядом». Он приносит своему «непобедимому владыке» яд и умирает, однако князю безразлична его судьба, и

…князь тем ядом напитал

Свои послушливые стрелы

И с ними гибель разослал

К соседям в чуждые пределы.

И заключительным стихотворением в условном цикле «Вольность» является «Памятник» (1836).

В этом, одном из последних, своем стихотворении автор, как бы предчувствуя скорую смерть, подводит итог собственному творчеству и в том числе акцентирует наше внимание на своем тяготении к теме вольности. Он пишет, что «долго будет тем любезен» он народу, что «чувства добрые… лирой пробуждал» и, что главное, «что в свой жестокий век восславил… свободу и милость к падшим призывал…».

На этом, как мне кажется, можно поставить точку в разговоре о вольнолюбивой лирике Пушкина, приведя напоследок следующие строки, которые имеют непосредственное отношение и к самому Пушкину, ибо, даже находясь в ссылке, он все равно продолжал писать стихи, неугодные царю, в том числе и вольнолюбивые:

…Волхвы не боятся могучих владык,

А княжеский дар им не нужен,

Правдив и свободен их вещий язык

И с волей небесною дружен…


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 votes, average: 1.00 out of 5)
Loading...

Рекомендуется к прочтению: