Home » Сочинения по современной литературе » Айтманов Чингиз » Размышления над прочитанной книгой Чингиза Айтматова «Плаха»

Размышления над прочитанной книгой Чингиза Айтматова «Плаха»

(1 вариант)

«Обитателям уникальной Моюнкумской саванны не дано было знать, что в самых обычных для человечества вещах таится источник добра и зла на земле». «И уж вовсе неведомо было четвероногим и прочим тварям Моюнкумской саванны, отчего зло почти всегда побеждает добро...»

В романе Чингиза Айтматова «Плаха» подписан, пожалуй, самый жестокий приговор из тех, что довелось мне услышать. Зло побеждает, а значит, совсем скоро люди не смогут больше испить чашу мучения и восторга, познав музыку ветра, не увидят вечного и бесконечного неба… Приговор Айтматова — это уже не лермонтовское учение о тождестве добра и зла, выдвинувшее принципы оправдания зла из-за того, что родились эти противоположности из одного корня; это и не булгаковское зло, которое совершает благо.

Герои Айтматова идут на Голгофу, другой дороги нет. А почему? Да потому, что умирает душа человеческая, а когда это происходит, умирает и сам человек. Поэтому возникает потребность говорить об экологии духа.

Не случайно все события романа в большей или меньшей степени связаны с природой. В мировой литературе духовность и богатство внутреннего содержания героев определялись степенью их близости к природе. Герои, у которых внутреннее содержание преобладает над внешней формой, «любят русскую зиму», мечтают улететь в небо или просто находят великое удовлетворение в работе на земле-матушке. Но в «Плахе» люди разрушают природу, и проблемы экологии природы оборачиваются опасной деформацией человеческой души.

Трагедия родилась в Моюнкумах… Людям понадобилось выполнить план по мясосдаче, но честно решать свои проблемы люди разучились. Поэтому единственный выход — «не ударить лицом в грязь перед народом и взыскательными органами свыше» они видели в том, чтобы варварски расстрелять степных сайгаков и собрать «дармовой урожай». Это было уже не единоборство человека с природой, не охота, а преступное браконьерство, возведенное в ранг государственной политики. Ужасно то, что для «блага» человека уничтожались живые существа, гибла природа, которая дала человеку высшее благо — жизнь. Чтобы истребить себе подобных и самих себя (духовно), люди нагрянули на вертолетах, машинах, со скорострельными винтовками, и опрокинулась жизнь в саванне вверх дном… И вот уже вечные враги — волки и сайгаки — бегут рядом, обезумевшие и беспомощные перед лицом смерти… И уже нет людей, есть «звери» и… волки. Людей нет, потому что «человеку дан был другой удел: хлеб добывать в труде и мясо взращивать трудом — творить для самого себя природу», а не паразитировать за ее счет. Но и волки уже не «звери», потому что в «Плахе» происходят удивительные вещи: волки и люди словно меняются своими природными ролями, и те качества, которые, казалось бы, присущи только человеку, мы обнаруживаем у волков. Волки, которые по своей природе обречены убивать, чтобы дать жизнь себе и потомству, благородны, сильны и красивы. Их удивительная верность друг другу и особенная звериная нежность возвышают волков над многими людьми, не давая последним права на первенство. В этой паре лютых Акбара была головой, была умом, ей принадлежало право зачинать охоту, а Ташчайнар был верной силой, неутомимой, неукоснительно исполняющей ее волю. Эти отношения никогда не нарушались».

Забота волков о потомстве — это самая настоящая забота о детях на человеческом уровне. Акбара и Ташчайнар гордятся своими неловкими, смешными малышами, а Акбара дает им имена и пытается, как и всякая мать, предугадать их будущее. «У самого крупного из волчат был широкий, как у Ташчайнара, лоб, и потому воспринимался он Большеголовым, другой, тоже крупнячок, с длиннющими ногами-рычагами, которому быть бы со временем волком-загонщиком, так и воспринимался Быстроногим, а синеглазая, как и сама Акбара, игривая любимица значилась в ее сознании бессловесном Любимицей». Такое удивительное перевоплощение волков открывает для читателя неизведанные кладовые природы, но в то же время это чудо диктует новые, более совершенные нравственные законы для человека, но вся беда в том, что и старые законы человек не в силах исполнить, ведь душа его умирает…

Если у читателя есть возможность взглянуть на героев романа со стороны, то сами герои лишены этой возможности из-за того, что «зеркало души» покрылось черной пеленой, правда, по вине самих же людей. Но в романе есть человек, который видит, как нарушаются нравственные законы, благодаря вере в Бога. Авдий Каллистратов пытается образумить людей, призывает их покаяться вместе с ним. Но «не подумал в ту пору малоопытный юнец: а что, если существует на свете закономерность, согласно которой мир больше всего и наказывает своих сыновей за самые светлые идеи и помыслы?» А когда выбрал Авдий путь на Голгофу, то не знал еще, что его ждет, не знал, что «зло противостоит добру даже тогда, когда добро хочет помочь вступившим на путь зла…». Первое «поражение» Авдий потерпел в «сражении» с теми, кто «входил к Богу с черного хода». Его спасло только чудо, дождь и добрые люди. Но интересно, что добытчики анаши отвергли Авдия дважды: когда он хотел их спасти и когда хотел разделить с ними страдания. Да, в «гонцах» было человеческое, и именно Авдий увидел живую частичку их души, но станут ли они людьми, если «общество, сделало все для того, чтобы они стали преступниками?! В данном случае с «гонцами» Авдий не «проиграл», но и не «выиграл»; вера в Бога спасла его, но, по-моему, не спасла самих «гонцов». Когда же Авдий попал в воинство Обер-Кандалова, которое отправилось на кровавую бойню сайгаков под красивым названием «сафара», то вера в Бога оказалась роковой. Авдия распяли за чужие грехи на моюнкумском саксауле, но некому было прийти ему на помощь. Тогда, собрав последние силы своей многострадальной души, Авдий обратился к Акбаре. Волчица действительно пришла, но даже ей не дано было понять, какая высокая нота одиночества прозвучала в двух простых словах: «Ты пришла…» «И ведь был уже один чудак галилейский, который не поступился парой фраз и лишился жизни. Но кто бы мог подумать, что все забудется в веках, только не этот день…» Та жизнь, которая дана была Авдию, оборвалась, и никто из людей не видел той смерти… Неужели зло все-таки победило?..

Был еще один человек, взошедший на Голгофу, сильный, честный и добрый. Но трагедия, один раз родившаяся в Моюнкумах, искала новых жертв. В схватке человека, «зверя» и волчицы погибнет не только Базарбай, который похитил у Акбары волчат, навсегда погубив ее вольную, дикую и прекрасную, как степная ночь, жизнь. Погибнет и Бостон, которого будут обвинять в том, что он хочет расплодить волков назло людям, а на самом деле в том, что он хочет вернуть плачущей матери-волчице ее волчат. Трагедия Акбары была слишком велика, жить она уже не могла, но она еще могла мстить. Правда, очень скоро останутся только слезы, потеря которых будет означать только одно — смерть. Но накануне своей гибели Акбара встретит сына Бостона, и ей откроется, что это такой же детеныш, как и любой из ее волчат, только человеческий.

Волчица унесет малыша с собой, но не в логово, а туда, откуда не возвращаются… Прозвучат два выстрела, сделанные Бостоном против воли: «Акбара была еще жива, а рядом с ней лежал бездыханный, с простреленной грудью малыш…» Затем прозвучит еще один выстрел: Бостон убьет Базарбая, но этими тремя выстрелами он убьет и себя, ведь «он был и небом, и землей, и горами, и волчицей Акбарой, великой матерью всего сущего… и Базарбаем, отвергнутым и убитым в себе». Теперь тот мир, та природа, которая жила в нем и для него, больше не существует. «Это и была его великая катастрофа. И это был конец его света…» Еще один человек взошел на «плаху», но мог ли он предотвратить катастрофу, мог ли он вылечить души тех существ, для определения которых немыслимо слово «люди», а слово «звери» слишком свято и непорочно? Нет, он был один. Но Бостон и Авдий пострадали за чужие грехи, они чувствовали себя виноватыми более других, поэтому их души не погибли, а напомнили, что жизнь продолжается, что ценить ее нужно не у последней черты, а всегда, что жизнь человека, его душа — самое хрупкое и самое великое творение природы.

Размышляя над романом, я поняла, что экология духа — та проблема, которая ставит человека перед выбором между жизнью и смертью. Странно, что именно приближение смерти пробуждает в человеке все лучшее и худшее. Важно, чтобы этот момент стал тем единственным шансом из многих сотен или тысяч шансов, когда добро все-таки побеждает. Пожалуй, надежда на лучшее живет в романе только в словах «почти всегда». Но и это много значит, если только мы помним, что гибель одного человека не изменит жизнь всего человечества, но «мир — неповторимый, невозобновимый — будет потерян для этого человека навсегда. И больше не возродится. Ни в ком и ни в чем».

(2 вариант)

Одним из наиболее ярких произведений последних лет стал роман Ч. Айтматова «Плаха», написанный в 1986 году. Его справедливо можно отнести к произведениям современной русской литературы, так как до недавнего времени, а точнее, до распада Советского Союза литература нашей многонациональной страны не делилась на украинскую, казахскую, киргизскую и так далее, так как проблемы, основные темы отражали живую жизнь народа, а, следовательно, связи были многочисленны и неразрывны во всех сферах жизни.

Ч. Айтматов — киргиз. В его произведениях есть черты национального колорита (пейзажи, имена героев), но проблематика «Плахи» абсолютно интернациональна. Кроме того, Авдий Каллистратов — главный герой романа — русский, образ Христа обобщает и концентрирует идеи произведения, и все это позволяет не сужать значение этого замечательного произведения до узконационального.

«Плаха» своего рода кульминационное произведение автора, в котором он сконцентрировал свой писательский и человеческий опыт, свою гражданскую тревогу, вызванную состоянием общества, жизнью большой, многонациональной, такой великой и сильной, как все привыкли считать, страны.

Действительно, поражает многообразие проблем, затронутых автором в таком небольшом по объему произведении. Это и наркомания, которая уже давно поразила общество, но тщательно скрывалась официальными структурами, и бездуховность, порожденная ложью и мистификацией общественного сознания. На такой почве взрастают Гришан и Базарбай. Это и разрушение этических связей между людьми, падение нравов и многие, многие другие.

Роман был воспринят критикой неоднозначно. Многие видели действительно глубокий смысл произведения, а многие осуждали Айтматова за то, что он собрал в «Плахе» все проблемы, существовавшие в то время в обществе, не предлагая выхода из сложившейся ситуации. Действительно, показывая такое множество проблем, автор не дает их однозначного решения, не отвечает на поставленные вопросы. Он лишь приводит факты, раскрывает образы героев через их поступки, рисует картину бытия, предупреждает нас о расплате за многочисленные грехи, тем самым заставляя задуматься над своими поступками, осознать свои ошибки и самим найти единственно правильный жизненный путь.

Многие критики отрицательно отзывались о композиции романа, подчеркивая несвязанность между собой отдельных его частей. Дело в том, что построение романа очень своеобразно, В романе три различных сюжетных линии, которые прямым или косвенным образом связаны между собой. Это линии Авдия Каллистратова, Бостона и Базарбая и пары волков — Акбары и Ташчайнара. Их объединяют общие события, описанные в произведении, также на основе каждой из трех сюжетных линий автором раскрывается одна, на мой взгляд, из наиболее важных проблем романа — проблема выбора определенного пути, то есть нравственный выбор героев.

И эти пути у каждого из героев романа далеко не одинаковы. Авдия Каллистратова автор наделяет лучшими нравственными качествами, такими, как доброта, искренность, безграничная любовь к людям, способность к самопожертвованию. Он верит в Бога, в добро, в справедливость, в свою правоту, в силу слова. Он видит в каждом человеке, пусть даже в самом отъявленном негодяе, не его отрицательные стороны, а прежде всего частичку человеческой души. Он убежден, что каждый человек в глубине души стремится к гармонии, поэтому Авдий пытается переубедить людей, наставить их на путь истинный, помочь им обрести веру и «жить во Христе». Но он переоценил свои силы, и в этом его трагедия. Его никто не хотел слушать, и он сам становится жертвой насилия, против которой борется. И в конце концов Авдий Каллистратов погибает, распятый на саксауле, но не отрекшийся от веры.

Недаром в романе проводится параллель между Авдием Каллистратовым и Иисусом Христом. Бывший семинарист становится в романе последователем Христа в его вере и убеждениях. Оба верят, что все люди добры изначально, оба жертвуют жизнью ради того, чтобы спасти человечество от греха. Авдий в романе — праведник. Он является носителем идеи христианства. Но он не служит тем догмам, которые провозглашает церковь. Авдий выдвигает идею современного Бога, который не стоит на месте, развивается с течением времени. Он считает, что у каждого человека есть свой Бог, имя которому — совесть. И пытаясь обратить людей в веру, Авдий тем самым пытается разбудить их совесть. Но, несмотря на то что Авдий Каллистратов наделен в романе лучшими человеческими качествами, мы видим, что его жизненный путь не избран автором как идеальный. Айтматов не встает полностью на сторону Авдия. Он не согласен с идеей его героя о всемогуществе Бога. Мы видим, что автору важна вера не только в Бога, но в первую очередь в человека. Самопожертвование единиц не спасет человечество, не избавит мир от абсолютного зла.

Интересно противопоставление в романе Авдия Каллистратова Гришану — главарю «гонцов» за анашой. Гришан реально смотрит на жизнь. Он знает, что в мире существуют насилие и зло и что добро и справедливость побеждают далеко не всегда. Он видит людей в их худших проявлениях, их пороках и слабостях. Человек слаб, и это позволяет более сильным жить по звериным законам, где должен выжить сильнейший. Гришан уверен в себе и в своих убеждениях, поэтому он даже не пытается предотвратить попытки Авдия переубедить «гонцов», обратить их в свою веру. Напротив, он говорит, что не будет этому препятствовать. И, как мы видим, Гришан оказывается прав. «Гонцы» — дети своего поколения, воспитанные не только на атеизме, но и на безверии вообще, на отрицании веры не только в Бога, но и в моральные человеческие принципы, не способны, да и не хотят выслушать и понять Авдия. Насилие — их естественное состояние, и они, не задумываясь, совершают его еще раз, сбросив Каллистратова с поезда. Но что мы можем требовать от этих совсем еще мальчишек — Петрух и Ленек, у которых с самого детства не было ни нормальной семьи, ни дома, которых жизнь беспощадно кидала в различные авантюры? Разве можно требовать от них, что бы после того, как они сполна хлебнули горя, они сохранили веру в светлые и чистые идеалы и остались людьми? Здесь, на фоне нравственного выбора героев, перед нами раскрываются еще две важнейшие проблемы — общественного устройства, порождающего устройства, порождающего такого рода людей, и наркомании, которая становится все актуальнее, несмотря на то что о ней никогда не говорилось открыто. Безусловно, жизненный путь гонцов, пусть даже не выбранный ими, а определенный им судьбой, является предостережением для нас, людей молодого поколения, ищущих ответы на самые главные и серьезные вопросы жизни.

Интересны с точки зрения выбора жизненного пути Бостон и Баразбай — главные герои другой сюжетной линии. Оба они пастухи, живущие в Моюнкумских степях. Бостон, как мы увидим из содержания романа, — это человек со сломанной судьбой. Он обладает лучшими человеческими качествами, способен сочувствовать другим, раскаиваться, переживать, у него есть вера и определенные идеалы в жизни. Кроме того, он очень трудолюбив, ответственно выполняет свою работу. Баразбай же, напротив, пьяница и бездельник. Он недоволен жизнью, озлоблен и ни во что не верит.

Именно от него в романе мы слышим слова о том, что справедливости в мире как не было никакой, так и нет. Между этими двумя героями — Бостоном и Базарбаем — развязывается открытая вражда, которая приводит к трагическим последствиям. Бостон, один из наиболее положительных героев романа, совершает самосуд и убивает Базарбая. Отчаявшись и разочаровавшись в жизни, когда, целясь в волчицу Акбару, убивает собственного сына, он совершает поступок, который никогда не сможет себе простить. Убив Базарбая, Бостон разрушает свой внутренний мир, сам ведет себя на «плаху» за самый тяжелый грех — убийство, так как он не сможет жить с такой виной на душе. Здесь перед нами не только социальной конфликт личности и общества, но и психологический, внутренний конфликт человека, совершившего убийство, с самим собой.

Вряд ли мы имеем право осуждать или оправдывать Бостона за совершенное преступление. С одной стороны, Базарбай заслуживал наказания за свои грехи, но с другой стороны, ни один человек не вправе вершить судьбы других людей.

Так что же получается? Мы видим, что в романе нет идеального героя, ни один жизненный путь, выбранный различными героями, не является до конца правильным. Судьбы всех героев заканчиваются трагично. Авдий распят, Базарбай убит, «гонцы» арестованы, а Бостон сам разрушил свою жизнь, совершив самый страшный грех — убийство.

Может быть, в этой трагичности финала произведения и заключается его смысл? Может быть, автор хочет показать, что за грехи человечества со времен Иисуса Христа расплачиваются самые лучшие? Но кто же тогда продолжит род человеческий?

С этой точки зрения символично изображение в романе пары волков — Акбары и Ташчайнара, которые являются основной третьей сюжетной линией. Автор показывает нам человеческое общество и жизнь животных, и мы видим, что животные живут по законам природы, перед лицом которой все равны, в то время как в мире людей царит хаос и беззаконие. Волки в романе, как это ни парадоксально звучит, оказываются более «человечны», чем сами люди, и их жизненный путь является более правильным, а значит, более правильным, чем жизнь любого из героев. Через образы волков автор раскрывает тему свободы, показывает взаимосвязь животных с природой, взаимоотношения их между собой. Автор противопоставляет гармонию жизни волков дисгармонии жизни человеческого общества, тем самым подчеркивая его основные пороки и недостатки. Автор заставляет нас задуматься: неужели для нас, людей, нет выхода? Неужели мы сами ведем себя на плаху и ничто не в силах этому помешать? Это еще один вопрос, оставленный автором без ответа, вопрос, над которым предстоит задуматься нам, читателям.

Безусловно, кроме проблемы нравственного выбора героев, которая, на мой взгляд, является в романе одной из важнейших, автор затрагивает и другие проблемы. Например, он не оставляет без внимания вопросы, связанные с экологией, раскрытые на примере безжалостного, бесконтрольного отстрела сайгаков. Автор предупреждает нас о том, что нарушение человеком гармонии природы может повлечь за собой трагические последствия.

Лейтмотивом этого романа является тревога — тревога за настоящее будущее. Роман «Плаха» — это призыв осознать свои ошибки, одуматься, пока не поздно. И то, что Айтматов затронул такое множество проблем в своем романе, не случайно. Все они являются важнейшими проблемами общества, требуют глубокого осмысления и немедленного принятия радикальных мер.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 votes, average: 4,50 out of 5)
Загрузка...

Рекомендуется к прочтению:

  1. Рецензия на роман Чингиза Айтматова «Плаха»
  2. Человека ведут на плаху (по роману Чингиза Айтматова «Плаха»)
  3. Размышления над прочитанной книгой (по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита»)
  4. Краткое содержание «Плаха» Чингиза Айтманова
  5. Поиски смысла и правды жизни (по роману Айтматова «Плаха»)
  6. Человек и власть в поэме Пушкина Медный всадник