Home » Сочинения по русской литературе » По нескольким произведениям » Московское дворянство в изображении Пушкина и Грибоедова

Московское дворянство в изображении Пушкина и Грибоедова

Сравнивая дворянское общество Москвы у Пушкина и Грибоедова, мне хотелось бы начать с творчества второго и не только потому, что Грибоедов писал несколько раньше, чем Пушкин, а потому, что Грибоедов свою комедию «Горе от ума» полностью посвятил дворянству Москвы. Пушкин же уделяет большее внимание дворянству Петербурга, описывая нравы московского провинциального дворянства лишь для сравнения со столичным обществом. Однако в изображении московского дворянства этими двумя поэтами много общего, и можно сказать, что Пушкин унаследовал некоторые грибоедовские традиции в изображении дворянских кругов Москвы. Следует отметить, что во времена Грибоедова и Пушкина Москва не являлась столицей и не была таким блистательным городом, каким был Петербург, — она казалась провинциальным городом. Жизнь в Москве не была бурной и стремительной, а сам город нес на себе печать старины, которая проявлялась в особой степенности, размеренности и неторопливости. Особенно это было заметно зимой, когда город, занесенный снегом, как бы впадал в зимнюю спячку. Безусловно, такой уклад жизни и сама атмосфера города не могли не повлиять и на общество, в том числе и дворянство. Следует также отметить, что московские дворяне не принадлежали к высшему свету, находящемуся в Петербурге. Это были, как правило, люди, которые никогда не служили при дворе, или же те, которые ушли в отставку и уехали в Москву доживать свои дни. Белинский даже назвал Москву «столицей отставников». Нравы здесь отличались особой консервативностью. Пожилые люди тяжело уживаются с теми новшествами, которые несет с собой молодое поколение, и в Москве все новое получает яростный отпор со стороны старых дворян, многие из которых одной ногой стоят в могиле, как, например, князь Тугоуховский.

Но в Москве живут не только дряхлые старухи и старики. Здесь живут разные болтуны и мошенники типа Загорецкого, которые, ублажая богатых дураков, попадают к ним в большую милость. Московская молодежь, не отличающаяся большим умом, увлечена французскими романами. Все занятия молодых людей заключаются в том, что они разъезжают по балам, хвастаясь друг перед другом последними достижениями моды, и собирают сплетни. Именно о таком образе жизни мы читаем в комедии «Горе от ума» Грибоедова (в последнем монологе Чацкого):

в любви предателей, в вражде неутомимых.

Рассказчиков неукротимых,

Нескладных умников, лукавых простаков,

Старух зловещих, стариков.

Дряхлеющих над выдумками, вздором…

Чацкий пытается расшевелить то дворянское болото, в которое он попадает, приехав в Москву, «из дальних странствий возвратясь». Но, как писал Гончаров в статье «Мильон терзаний», «один в поле не воин, даже если он Чацкий». Московское дворянство глухо к передовым идеям своего времени, ведь на страже старых порядков стоят такие «защитники», как Фамусов и Скалозуб. И что же является их идеалами?

Вот то-то, все вы гордецы!

Спросили бы, как делали отцы?

Учились бы, на старших глядя:

Мы, например, или покойный дядя…

Да, идеал Фамусова — дядя: «Упал он больно, встал здорово». Здесь мы видим полное отрицание новых, свободолюбивых мыслей и идей. О чем тут еще можно говорить? Традиции — вот основа московского дворянства!

Никакой инициативы, действия только по приказу — это жизненное кредо полковника Скалозуба. А повышение по службе можно получить и без особых боевых заслуг: «Да, чтоб чины добыть, есть многие каналы…»

Комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума» — это сатира, порой очень жесткая, на беспробудно спящее московское дворянство, состоящее из Фамусовых, скалозубов, загорецких, тугоуховских, готовых пресмыкаться, льстить, лукавить, чтобы получить хоть самую малую милость от лица вышестоящего.

В отличие от сатиры Грибоедова в романе в стихах А. С. Пушкина «Евгений Онегин» звучит всего лишь легкая ирония, юмор в отношении московского дворянства, которое так непохоже на блистательный высший свет Петербурга. И все же описания московского дворянского общества у Пушкина сродни описанию московских дворян Грибоедова. Все та же легкомысленная и ветреная молодежь, увлеченная французскими романами, девушки, взбивающие «кудри по моде» и рассказывающие друг другу «сердечные тайны, тайны дев». Так, в Москве главную героиню романа «Евгений Онегин» Татьяну (ее мать отправляет в Москву, чтобы выдать замуж) возят по бесчисленным «тетушкам», которые ничуть не изменились и являются живыми памятниками старого времени:

Но в них не видно перемены:

Все в них на старый образец…

Московское общество скучно, глупо и равнодушно ко всему, что происходит вокруг. Сплетни являются обычным предметом разговора. Главная задача для родителей — это как бы поудачней да повыгодней женить или выдать замуж свое чадо. Для этого отлично служат балы, где «невест обширный полукрут все чувства поражает вдруг».

И все-таки Пушкин с большой любовью относится к Москве и к ее патриархальным дворянским семьям. Московские дворяне не похожи на дворян поместных, где «барыня сама езжала по работам, солила на зиму грибы, вела расходы, брила лбы». Не похоже дворянское общество Москвы и на благородное собрание Петербурга, где царит «и холод гордости спокойной, и эта смесь чинов и лет». Пушкин отдает дань уважения «белокаменной Москве» с ее

«крестами золотыми»:

Как часто в горестной разлуке.

В моей блуждающей судьбе,

Москва, я думал о тебе!

В заключение следует сказать, что и Пушкину, и Грибоедову удалось очень точно изобразить дворянское общество своего времени, в частности, московское дворянство.


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (No Ratings Yet)
Загрузка...

Рекомендуется к прочтению:

  1. Изображение дворянства в «Горе от ума» Грибоедова, «Евгении Онегине» Пушкина и «Войне и мире» Толстого
  2. Москва Грибоедова и Пушкина
  3. Русское дворянство в повестях Александра Пушкина «Дубровский» и «Капитанская дочка»
  4. Сцена бала и ее идейно-художественная роль в произведениях Грибоедова, Пушкина и Гоголя
  5. Петербургский «свет» в романе Александра Пушкина «Евгений Онегин»
  6. Аксенов остров крым как современная антиутопия